Новости

О Нас

Латвия рвется в партнеры Канады

Любимым детищем президента США Барака Обамы под занавес его ухода в историческое небытие было соглашение о свободной торговле между США и Евросоюзом – TTIP (Transatlantic Trade and Investment Partnership). Он нажимал на все рычаги американского влияния, чтобы продавить его подписание до окончания своего президентского срока. Европарламент послушно одобрил идею о слиянии торгово-инвестиционных рынков США и ЕС, хотя и с некоторыми оговорками. Однако «что-то пошло не так». Общественность стран ЕС резко воспротивилась, посчитав, что договор даст полную власть транснациональным корпорациям, уничтожив мелкий и средний бизнес Европы. Из-за океана хлынет более дешевая еда с ГМО, а европейские производители, чтобы удержаться на плаву должны будут снижать стандарты качества продукции и зарплаты своим работникам. В итоге главным выгодополучателем от такого договора становится Америка, чей бизнес получает выход на рынок ЕС с 450 млн. потребителей.

 

Разумеется, ни деловые круги, ни европейских обывателей такой расклад не устраивал. Тогда был найден промежуточный вариант: сначала подписать соглашение СЕТА между Канадой и ЕС, а потом придет очередь TTIP. Но в США произошли выборы с непрогнозируемым результатом: победу в борьбе за кресло президента одержал Дональд Трамп, который очень быстро отменил похожий договор о транс-тихоокеанском партнерстве, заключенный администрацией Обамы. Это дало повод определенным кругам для серьезного беспокойства о том, что трансатлантический договор с ЕС не будет подписан в обозримом будущем.

 

А вот договор СЕТА никуда не исчез. Мало того, наша страна опять рванула впереди паровоза, став первой в ЕС в деле его реализации. 23 февраля Сейм в окончательном варианте принял законопроект, ратифицирующий Договор об экономике и торговле между Канадой и странами-членами ЕС (CETA).

 

Министерство иностранных дел ЛР рукоплещет, другие оптимисты уверены, что доступ на канадский рынок позволит латвийскому бизнесу пережить потерю российского рынка. Противники договора считают, что это – опасный шаг, который только усугубит и без того критическое состояние латвийского предпринимательства. Доля латвийского экспорта за океан не превышает 2% от всего объема продаваемых товаров и услуг, в Канаде – и того меньше. Да и что Латвия, особенно в ее нынешнем состоянии, может предложить Канаде? Ну, разве что скромный продуктовый набор, который можно увидеть в нескольких магазинах, которые называются русскими, а владеют ими поляки? Договор предполагает, что наши предприятия смогут участвовать в публичных закупках на федеральном и муниципальном уровнях, но для наших такая возможность может рассматриваться только как призрачная. Зато есть вполне реальная опасность снижения стандартов качества, в результате чего к нашим потребителям хлынет «мусорная еда», дешевые продукты, в том числе и с ГМО. А производство местных продуктов будет уже окончательно уничтожено в неравной конкурентной борьбе с корпорациями-гигантами. Правда, Латвия со своей стороны, предложила кое-какие оговорки, касающиеся покупки сельскохозяйственной земли, издания средств массовой информации, оказания ветеринарных, охранных, фармацевтических, юридических услуг, а также автомобильных пассажирских и грузоперевозок. Но это – слишком слабая защита, которую при желании всегда смогут обойти заинтересованные лица.

 

Тем не менее, заседающий в Европарламенте А. Пабрикс уже горячо одобрил инициативу Латвии, заметив при этом, что, якобы, «мы говорим на одном языке», хотя и не уточнил, на каком: английском или латышском. Но оговорка явно по Фрейду: если на английском, то понятно, чьи интересы отстаивают наши парламентарии и евродепутаты. Если на латышском, то опять же понятно, что во главу угла ставятся интересы латышского лобби в Канаде, чьи отцы-деды бежали от расправы за сотрудничество с фашистами, а дети-внуки бредят реваншем и возвращением на историческую родину не в качестве потомков предателей и коллаборационистов, а полноправных хозяев. К тому же охрана в виде натовских солдат из Канады уже прибыла. А вот судьба Латвии как страны, которая может окончательно потерять свою государственность, видимо, мало заботит наших правящих, как и судьба всех латвийцев, еще остающихся, вопреки всему, на своей родине.

 

Igors Meļņikovs