Новости

О Нас

Многодетной матери – нищенская пенсия

Распространенное суждение о том, что незнание закона не освобождает от ответственности, очевидно, очень удобно государственным структурам. Любую проблему можно переложить на плечи обычного человека, рядового налогоплательщика, особенно когда дело касается материальной стороны вопроса. Такие случаи в моей деятельности практикующего юриста встречаются постоянно.

 

Что и говорить, большинство наших людей не очень хорошо разбираются в законах, а уж если законодательство постоянно меняется, и при этом изменения не обсуждаются в публичном пространстве, в прессе – тем более. В итоге рядовой человек становится заложником законотворчества неведомых чиновников, оказывается один на один со своими проблемами. И изменить ситуацию, чтобы добиться социальной справедливости практически невозможно, ну, хотя бы потому, что закон обратной силы не имеет.

 

Вот один из таких примеров. Многодетная мама, воспитавшая троих детей, решила уйти с работы, оформив досрочную пенсию. Собрала необходимые документы, обратилась в службу социального обеспечения. И тут выяснилось, что в стаж ей не засчитывают годы по уходу за третьим ребенком 1997 года рождения. Оказывается, до 1996 года действовал закон, по которому матери в трудовой стаж засчитывалось время по уходу за ребенком - до 8 лет. Потом в законодательство было внесены изменения, в соответствии с которыми эта норма была отменена. Женщина, в то время имевшая на руках малыша, и воспитывающая еще двух детей, занятая семьей и домашним хозяйством, разумеется, не могла следить за какими-то изменениями в законодательстве. В итоге про них она узнала только при начислении пенсии, т.к. годы по уходу за двумя старшими детьми были включены в трудовой стаж, а на третьего ребенка эта норма уже не распространялась. Мать потеряла несколько лет стажа, и пенсия ей была начислена менее 100 евро в месяц.

 

По действующему закону, вроде бы, все правильно, а по жизни – сплошная социальная несправедливость. Выходит, многодетная мать, родившая и воспитавшая детей, для нашего государства не представляет никакой ценности, в отличие от какого-нибудь чиновника, который несколько лет посидев в кресле при большой зарплате, обеспечил себе достойную пенсию и безбедную старость.
Спрашивается, будут ли в Латвии молодые семьи стремится рожать много детей, спасая страну от вымирания, будут ли работать в реальном секторе экономики, а не в госконторах, не производящих ничего, кроме затрат, покрываемых из бюджета страны? Ответ, думаю, очевиден.

 

Такие перекосы в законодательстве необходимо исправлять, особенно в пенсионном законодательстве. Однако сделать это смогут лишь те специалисты, которые будут думать о социальной справедливости, интересах всего общества, а не лоббировать выгоду кучки людей, нацеленных только на личное обогащение.

 

Dainis Močs